Впервые в России выбраны Слово и Антислово года

Выборы Слова года уже давно проводятся в США, Германии, Японии. «Слово года» еще более знаково, чем «человек года», оно позволяет подвести кратчайший итог минувшему и конспективно запечатлеть его в памяти потомков. В этом году к клубу стран, осмысляющих себя в минижанре одного слова, присоединилась и Россия.

 

Список слов, бывших на слуху за минувший год, был составлен читателями электронной рассылки «Дар слова» (более трех тысяч подписчиков). А голосование по списку проводилось Центром развития русского языка (при Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы). В роли жюри выступил Научно-творческий совет Центра, в состав которого входят поэты и прозаики Светлана Kекова, Анатолий Курчаткин, Григорий Марк, Сергей Соловьев, Татьяна Щербина; лингвисты и филологи Ольга Глазунова, Людмила Зубова, Максим Кронгауз, Валерий Мокиенко, Наталья Фатеева; философы и культурологи Григорий Тульчинский и Михаил Эпштейн. Всего на голосование поступило около полусотни слов, причем в духе отечественной традиции («Бог с дьяволом борются») было решено проводить выборы по двум номинациям: Слово и Антислово.

 

В первой номинации вперед с большим отрывом вырвалось слово «ГЛАМУР» (35 баллов), которое почти все члены Научно-творческого совета сочли ключевым для минувшего года, причем во всех возможных производных («гламурный», «гламурненько», «огламурить» и даже страна «Гламурия»). Писатель Анатолий Курчаткин находит гламурность не только в материальном образе жизни элиты, но и в новом общественно-политическим истеблишменте: «Гламур в уходящем году стремительно распространился на жизнь всех категорий российского населения, ворвался в политику и занял в ней хозяйское положение. Все наши выборы, процесс выдвижения кандидатов в депутаты, в президенты, выступления этих кандидатов превратились в сплошной гламур в его нынешнем значении для русского уха, иначе говоря — никакой правды, одна глянцево-золоченая видимость».

 

Второго места по количеству баллов (23) удостоились «НАНОТЕХНОЛОГИИ» и вообще «НАНО-» как самый продуктивный элемент большого числа новообразований: «наноиндустрия», «наноматериалы», «нанороботы», «нанотрубы» и прочие «наности». Хотя слово «нанотехнология» было изобретено еще в 1974 г. в Японии, долгое время оно оставалось достоянием ученых, потом перешло в научную популяризацию и журналистику, и вот в минувшем году взорвалось уже множеством вполне осязаемых потребительских товаров, рекламируемых под модной этикеткой, включая «нанокрем» и «нанокефир», которые к собственно нанотехнологиям не имеют ни малейшего отношения.

 

Примерно тот же путь прошли «БЛОГ» и «БЛОГЕР«, занявшие третье место (15 баллов). Слово «блог» (сокращение от «weblog», сетевой дневник), 1999 г. рождения, возникло в кругу жэжистов» («живожурнальников»), да там, собственно, и осталось, но сам этот круг за последние годы стремительно расширился, и в наше время уже мало кто из грамотных людей не подался в блогеры. От министров до маргиналов, от пенсионеров до первоклассников — все «убложают» себя дневниковой словесностью. По мысли писателя Григория Марка, «стремительно раздувается вокруг нас блогосфера, и всё глубже — хотим мы этого или нет — мы будем в неё погружаться. Мы должны как можно быстрее научиться жить среди блогов».

 

Теперь перейдем ко второй номинации. Если Слово года в наибольшей степени концентрирует в себе его проблематику, заботу и интерес, то Антислово — подмену и извращение понятий. Два слова разделили первое место в состязании на звание Анти, т.е. самого фальшивого, аморального, пропагандистского: «КРЕАТИВ» и «ПОЛИТКОНКРЕТНОСТЬ» (по 15 баллов). Сначала о первом, более известном. Как замечает о «креативе» писатель Сергей Соловьев, «мельче и повсеместней этой монеты уже трудно себе представить». Техническая инструкция, политический лозунг, пиаровский трюк — все это именуется креативом, а автор таких сочинений — не халтурщиком, а креативщиком. Писательница Татьяна Щербина: «Креатив — это претензия и одновременно пародия на творчество и творение». Действительно, «креатив» — это попытка уравнять ловкую и выгодную, а чаще тупую и бессмысленную «придумку» с деятельностью творца, самовыражением свободного духа.
Еще одно слово, занявшее высшую ступеньку почета в перевернутом мире антислов, стало главным открытием конкурса. «Политконкретность«. Вы не очитались: речь идет не о навязшей в ушах американской политкорректности, а о явлении сугубо российском и весьма злободневном. Номинатор этого антислова лингвист Ольга Глазунова так определяет его значение: «Политконкретность — это когда в политике все заранее предопределено, как, например, с выборами в Думу и с выбором будущего президента. Путин выступил за Единую Россию, она получила большинство, выдвинул преемника — за него все и проголосуют». Можно добавить, что в последнее время слово «конкретный» приобрело широкую популярность в таких сленговых выражениях, как «конкретный пацан», «конкретный мужик». Т.е. находящийся при деле, причастный, ангажированный, втянутый, задействованный, не абстрактно-невинный. Кто они,политконкретные? Те, кто очень конкретно себя заявил, «позиционировал» в рамках господствующей политики. Ощутите разницу: на Западе — политкорректность, в России —политконкретность.

 

Третьим в их ряду антислов идет «ПРЕЕМНИК«. Прекрасное слово, раньше не столь уж употребительное, знакомое, например, по такому школьному контексту: «Лермонтов стал преемником Пушкина в русской поэзии». Но в нынешнем обиходе, замечает Г. Тульчинский, «слово просто достало. Частотой употребления. Политическим цинизмом». Оно подразумевает иной механизм передачи власти, чем тот, который установлен демократическим законодательством. Вполне возможно, что новое значение слова «преемник» настолько закрепится в языке, что, услышав про Лермонтова — преемника Пушкина, школьники захотят уточнить, какой административный ресурс использовал Александр Сергеевич, чтобы, освободив вакансию первого поэта, протолкнуть на нее Михаила Юрьевича.
В заключение — итоговое определение года по сумме его самых знаковых слов. 2007 —ГЛАМУРНЫЙ ГОД С КРЕАТИВНОЙ МЕЧТОЙ О НАНОТЕХНОЛОГИЯХ И ПОД ЗНАМЕНЕМ ПОЛИТКОНКРЕТНОСТИ. Возможно, таким он и останется в памяти потомков, во всяком случае, если они захотят поверить его современникам.

 

Подготовлено на основе электронной рассылки «Проективный лексикон русского языкa «Дар слова»

 

Источник: sterhmedia.ru