Я проработал в сфере нанотехнологий года три. Всё начиналось достаточно прекрасно: открыли новую лабораторию наноэлектроники на кафедре под лозунгами «Нет концу закона Мура!» и «Ударим нанолитографией и самосборкой по ограничениям фотолитографического процесса!». Откуда-то нашли спонсора, которому было нежалко потратить около 10 миллионов рублей в это рисковое дело. Купили сканирующие зондовые микроскопы (СЗМ) для проведения учебных занятий, а также один СЗМ для серьезных научных исследований. Но проблема была в том, что ведь надо ещё купить производящие установки. Какие разработки исследовать на новом оборудовании, если ничего нет? Тем не менее, все-таки умудрились организовать курс «Нанотехнологии», которому выделили 1 час в неделю. Курс мне сразу не понравился, потому что читался как один большой научно-популярный журнал. Разве что раздел про СЗМ содержал какие-то формулы.

Через некоторое время о нанолаборатории узнает множество людей, причем не только из вузов Москвы, но также и из вузов европейских стран. И тут рождается идея международного сотрудничества. Стали приглашать российских коллег и зарубежных студентов посетить один из самых престижных технических вузов страны, который стал ещё более престижным, т. к. приобщился к этому новому слову — «нанотехнология». Я и ещё пару человек вели для гостей различные семинары и презентации, посвященные проблемам микроэлектроники и нанотехнологиям как панацее от них. Шли месяцы, но сотрудничества так и не получилось, потому что мои руководители забыли про то, что у нас не было никакого опыта и проектов даже с участием СЗМ, не говоря уже о технологиях наноэлектроники. Наконец один из руководителей задал направление развиваться — привлекать студентов для реальных проектов. Такие студенты нашлись, но необходимых знаний, денег и времени на качественную работу у них не было. Люстры

У многих студентов образовывалась куча академических задолженностей и стимула заниматься нанотехнологическими проектами не было. Никаких действий со стороны руководства кафедры, факультета, вуза для освобождения времени, развития базы знаний по нанотехнологиям и подогрева интереса предпринято не было. Учебный план не поменяешь, но концепцию нанотехнологий на кафедре все-таки надо было как-то спасать. Не оставлять же эти 10 миллионов рублей пылиться! Поэтому решили в срочном порядке штамповать проекты и оформлять многочисленные заявки на гранты. Мало кто заботился о том, что хорошие результаты в нанотехнологиях, как и везде, получаются при ответственном подходе. Студенты были не готовы по уровню знаний и некоторым пришлось изучать материалы по квантовой оптике, физике твердого тела, квантовой механике самим, в очень сжатые сроки. Но студенты не могли в полной мере справится с наплывом информации. От этого страдала научная база проектов. Все они были по сути лишь бумажками, клепались как какие-то рефераты или домашние задания.

И в один прекрасный момент некоторые заявки стали проходить по конкурсам и получать финансирование. Основали даже фирму, которая по идее должна была заниматься разработками и реализацией какой-то продукции. Целый год фонды получали различные отчеты от нас, позволявшие продлить финансирование на следующий год, но реального товара или перспективной востребованной разработки не было. И не будет. Все просто поняли, что можно вытягивать деньги из этих фондов, реально ничего не производя. И таких фирм у каждого фонда десятки. Мне эта идеология не понравилась, и я не только ушёл из фирмы, но также и перестал учавствовать в «наноделах» кафедры.

Источник: phoenixrs.livejournal.com