Развитию прорывной технологической отрасли в России угрожает некомпетентность чиновников и тотальная коррупция. Ученые, в отличие от государства, к созданию нанотехнологий готовы уже давно.

Одним из главных событий в экономической жизни страны последних дней стало окончательное оформление Российской корпорации нанотехнологий. Соответствующий закон приняла Госдума, выделено более сотни миллиардов бюджетных денег. Предполагается, что эта структура вытащит российскую науку и инновации из болота, в котором те оказались в последнее время. Вместе с тем эксперты опасаются, что даже очень солидные средства не помогут решить проблему. Во-первых, государство растеряло опыт инвестиций в науку. Во-вторых, там, где крутятся очень большие деньги, у нас всегда возникает очень большая коррупция.

Современные ученые, за редким исключением, убеждены, что нанотехнологии – это будущее человечества. Они способны изменить историю не меньше, чем двигатели внутреннего сгорания 100 лет назад или электричество – 200. «Эта сфера обладает совершенно гигантским потенциалом, и вполне возможно, что стоящие ныне перед цивилизацией проблемы будут решены благодаря нанотехнологиям», – рассказал «НИ» академик, директор Центра фотохимии РАН Михаил Алфимов. Особенность их в том, что развиваются они исключительно быстрыми темпами. Так, если в 2005 году объем нанотеха (так называют эту сферу специалисты) составлял 0,3–0,5% от мирового ВВП, то к 2008 прогнозируется уже 2%. Недавний опрос американских бизнесменов показал, что 52% из них связывают рост качества своей продукции именно с нанотехом.

Ясно, что именно теперь наступил момент, когда страна, уделяющая отрасли наибольшее внимание, имеет все шансы стать мировым лидером или хотя бы одним из лидеров. Остальные рискуют превратиться в вечных догоняющих. Россия, похоже, пытается быть во главе процесса, и начинать нам придется не совсем с нуля. «Многие люди воспринимают нанотехнологии как то, чего не было никогда и вдруг только что появилось, – поведал г-н Алфимов. – Но это не так. Например, уже существуют разработки в одежде – рубашка, которая загрязняется меньше обычной, да еще и обладает бактерицидными свойствами. Есть мембраны для очистки от микробов и тяжелых металлов».

По его словам, в России всегда было и есть множество научных разработок, но вот доведение их до ума страдало. «По нанотеху у нас есть уже порядка 10 разработок и еще 30 мы планируем запустить в этом году. Но даже в новых условиях молниеносного роста не будет. Нужно сначала подготовить базу в опытно-конструкторских разработках, и тогда, года через 2–3, мы получим первые практические результаты», – подчеркнул собеседник «НИ».

Ставка сделана на корпорацию «Роснанотех», которая должна выполнить функцию сверхмощного локомотива. Фактически она будет подчиняться напрямую правительству и президенту. Закон о банкротстве на нее распространяться не будет, а прибыль изъятию не подлежит. Финансовые возможности тоже впечатляют. Уже в этом году корпорации выделено 130 млрд. бюджетных рублей, а всего на индустрию – 200 млрд. Раньше, отметим, государство поддерживало отрасль через целевую программу Роснауки, на которую в минувшем году было выделено лишь 2,5 млрд. руб. Таким образом, объемы финансирования разом увеличились чуть ли не на два порядка. К слову, это больше, чем суммарные капитальные вложения в отрасль США и Европы, вместе взятых.

Несмотря на видимую внушительную мощь, часть экспертного сообщества высказывает мнение, что данная структура может оказаться колоссом на глиняных ногах и большой отдачи не дать. В первую очередь это связывают с коррупцией, а также с отсутствием у нынешней власти элементарного опыта инвестиций в науку. Многие предполагают, что наносферу надо бы развивать эволюционно, через малые и средние предприятия, которые, как известно, особенно стремятся к внедрению инноваций.

Так, по словам научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, само по себе вложение больших средств в нанотехнологии – это правильно. «Нельзя рассчитывать, что догнать конкурентов удастся по дешевке, на голом энтузиазме», – отмечает он. Однако, по мнению эксперта, неправильно все вешать на государственную компанию. «Сложно сказать заранее, будет ли это эффективно и насколько. Во Франции при генерале де Голле попытались создать два аналогичных крупных госпроекта. Один из них, в области вычислительной техники, потерпел крушение, другой же превратился в компанию Thomson – крупного игрока на мировом рынке электроники. То есть даже во Франции, при их куда менее коррумпированной бюрократии, шансы были 50 на 50. Как будет у нас, сказать сложно, но все же надежнее было бы доверить развитие отрасли бизнесу – не без поддержки и опеки государства, разумеется», – полагает г-н Ясин.

У научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина свой взгляд на проблему. «Нанотехнологии – это, конечно, не торсионные поля, здесь есть реальное направление для работы. Однако вопросы есть, и серьезные, – сообщил он «НИ». – Во-первых, нет механизмов для контроля. Гарантия, что миллиарды не будут пущены на красивые буклеты о светлом будущем, довольно шаткая. Во-вторых, в СССР нанотехом тоже занимались. И вот что удивляет и пугает: никого из этих людей в составе корпорации нет. Есть отнюдь не нулевая опасность, что закончиться сей проект может точно так же, как высокоскоростная магистраль Петербург – Москва. Только там потери составили 1 млрд. долларов, а здесь будет ощутимо больше. Хотелось бы ошибаться, но опасения есть».

Михаил Алфимов убежден, что альтернативы госкорпорации, при всех ее минусах, сейчас в России нет. Он согласен, что вариант развития нанотехнологий и хай-тека вообще через малый бизнес абсолютно правилен. «Однако схема эта сильна, когда в стране есть развитая и отлаженная система инноваций. У нас, к сожалению, ее нет. Поэтому остается либо ждать, пока инновационная экономика у нас «дозреет», и тогда уже использовать заложенные в ней инструменты, либо все-таки создать крупную корпорацию, которая будет протаскивать технологии за счет своих огромных возможностей и уже затем коммерциализировать рынок», – рассуждает ученый.

«Не стоит к тому же забывать, – добавил ученый, – что до сих пор риски здесь намного выше, чем в других инновационных отраслях. Венчурный капитал тут работает плохо – причем не только у нас. На Западе точно так же основное бремя расходов несут на себе государство и крупные корпорации».

ЧТО ТАКОЕ «НАНО»

Нанотехнологии – это набор методик, основанных на манипуляциях с отдельными атомами и молекулами (т.е. методик регулирования структуры и состава вещества) в масштабах 1–100 нанометров. 1 нанометр (нм) равен 10 в минус девятой степени метра. Название новой науки возникло в результате добавления к весьма общему понятию «технология» приставки «нано», означающей изменение масштаба в миллиард раз. Использование характерных особенностей веществ на расстояниях порядка нанометров создает дополнительные, совершенно новые возможности для выработки технологических приемов, связанных с электроникой, материаловедением, химией, механикой и многими другими областями науки. Получение новых материалов и развитие новых методик обещает произвести настоящую научно-техническую революцию в информационных технологиях, производстве конструкционных материалов, изготовлении фармацевтических препаратов, конструировании сверхточных устройств.

СКОЛЬКО ДЕНЕГ ТРАТЯТ НА «НАНОТЕХ» ЗА РУБЕЖОМ

В США нанотехнологиями занялись в 1996 году, а в начале этого века был создан специальный орган – Национальная нанотехнологическая инициатива (NNI). Деньги, направляемые государством на развитие этой индустрии, распределяются целевыми программами федеральных агентств США под контролем Национального совета по науке и технологиям, а NNI координирует процессы научного междисциплинарного и межведомственного характера. Изначально ее бюджет составлял 464 млн. долларов, сейчас он превышает 1,3 млрд.

В Японии в 1995 году был принят основной закон по науке и технологиям, обеспечивший усиленное финансирование нанотехнологий. В основном это средства министерства образования, деньги крупных корпораций и различные целевые программы. Уже в 2004 году там на нанотехнологии всего было ассигновано почти 1 млрд. долларов, однако в последующие годы финансирование росло едва ли не кратно.

В Германии национальная программа «Поддержка центров компетенции по нанотехнологиям» с годовым бюджетом 27,6 млн. в пересчете на нынешние евро была принята в 1998 году. К настоящему времени бюджет программы вырос более чем на 250%. Самым серьезным инструментом поддержки нанотехнологий в Европе являются средства, распределяемые так называемыми рамочными программами ЕС. В рамках этих программ на нанотехнику в 2002–2006 годах израсходовано 1,43 млрд. евро, в течение ближайших пяти лет предполагается истратить еще почти 5 млрд.

Источник: newizv.ru