Академия кота Василия

Утром в редакции еженедельника жизнь течёт неторопливо — её кошмарность нарастает к вечеру, а пока можно понежиться в свободном компьютерном кресле и подумать о превратностях кошачьей судьбы. До недавнего времени это занятие очень нравилось коту Василию, но вчера новый сотрудник, молодой человек с как бы обращённым внутрь себя взглядом, сказал ему довольно небрежно: “Пушистый, ты чего тут разлёгся?”.

 

Известно, что кошки преисполнены самого глубокого уважения к собственной персоне и не любят вольного с собой обращения, ну разве что в обмен на что-нибудь очень вкусненькое. Поэтому ответ последовал незамедлительно: “Я вижу, Вы не знаете, с кем разговариваете…” (Василия учили, что чем хуже отношения с человеком, тем вежливее следует ему отвечать). Пушистый посмотрел на нарушителя спокойствия немигающим взглядом и окрестил его Немо.

 

— Ну и с кем? — меланхолично спросил Немо.

 

— А разговариваете Вы с академиком, действительным членом Российской наноакадемии наук, сокращенно НАН.

 

— Что-то я не слышал про такую академию.

 

— Естественно, она совсем недавно была создана — три дня назад.

 

— И что же, вы нанотехнологиями занимаетесь или по финансовой части?

 

Такое предположение коту польстило: все знают, сколько миллиардов там крутится, — бухгалтера, работавшего с наноденьгами, любая крупная фирма, как говорится, с руками оторвёт. Поэтому он ответил снисходительно:

 

— Наноакадемия — это не то же самое, что Российская академия нанотехнологий (РАНТ), хотя такую я чуть позже тоже, может быть, сделаю, ещё не решил. Наноакадемия — это такая маленькая-маленькая, наноуровня академия, которую может создать любая разумная частичка нашего общества. Было бы желание. Конечно, затем отдельные наноакадемии могут объединяться по интересам и образовывать более крупные — наноакадемии жилого дома, микрорайона, города, уезда, губернии, деревни, федерального округа, страны, Европы… и, можно создать всемирную наноакадемию, наконец. Ну а потом придётся решать такие захватывающие дух задачи как вовлечение в неё разумных существ с других планет. Известный уфолог господин Ажажа как-то рассказывал в новостях, что в последний год они сильно активизировались.

 

— Вы что это, серьёзно? — слегка опешил Немо.

 

— Абсолютно, или, как говорят афроамериканцы, абсфаклютно, — безапелляционно заявил Василий.

 

— Но правильно ли я понял, что вы представляете в своём лице всю Наноакадемию? — Совершенно верно.

 

— Тогда выходит, и я могу объявить себя таким академиком.

 

— Можете, только сначала нужно получить выписку из реестра российских академий о том, что вы прошли госрегистрацию. Сейчас разных академий очень много развелось, так что наш премьер недавно подписал указ об их обязательной госрегистрации и сертификации. Создан уполномоченный орган, куда вы должны будете сдать свои учредительные документы, свидетельства и справки — ну, там из псих- и наркодиспансеров, ещё фотографий шесть штук, как на загранпаспорт, биометрию, чтобы никто вместо вас себя академиком не называл… Да там целый список из семнадцати пунктов — я полгода бумажки собирал и полдня их, извините за выражение, ксерил. Представить-то всё нужно в трёх экземплярах.

 

— А в электронном виде нельзя?

 

— Никак нельзя. Злые хакеры год назад их сетку уронили, и они её всё никак не подымут. Ну а потом, значит, ждите, когда орган установит соответствие вашей академии Положению о наноакадемиях и примет решение о регистрации.

 

— И сколько “копеек” это стоит?

 

— Регистрация-то бесплатна, но думаю, что деньги удостоверяющий орган получает с ИТ-компаний, продающих расходники, — на документы как минимум картридж тонера требуется.

 

— Ну а интерес-то ваш, фишка-то в чём?

 

— Да это и ежу понятно. Пусть и без денег, но с бумагой я получаюсь как признанная государством академия, поставщик научных кадров. Могу организовать свой учёный совет и ВАК — высшую аттестационную комиссию, поставить зазывал в метро и на вокзалах, сделать сайт соответствующий, принимать к защите диссертации, присваивать звания нанокандидатов, нанодокторов, нанопрофессоров, ну и за отдельное “спасибо” давать звания наночленкоров и наноакадемиков.

 

— Но это же огромная организационная работа!

 

— Вы, молодой человек, очень правильно вопрос понимаете. Вот потому-то нас, наноакадемиков, ещё так мало в государстве, где потенциально таковыми могут быть миллионы граждан! Наноакадемии, организованные в мощный поток, в народное научное движение, способны совершенно преобразить страну, привнести в нашу застойную нищую академическую науку свежий кошачий след и привлечь громадные инвестиции.

 

— Какая интересная у вас жизнь! — с уважением и чувством неловкости за недавнюю бестактность сказал Немо.

 

— Ну, скажем, самое интересное у нас ещё впереди, — скромно и многозначительно ответил Василий и чуть повернул голову в сторону, давая понять, что тема исчерпана.

 

Источник: pcweek.ru